Ювелирные украшения татар

Раздел: Общество
07 января 2010 г.

Татарские мастера владели всем арсеналом ювелирной техники от примитивного литья до изысканной тончайшей филиграни, часто сочетая в изготовлении одного изделия разные приемы. Ручные способы изготовления ювелирных изделий были чрезвычайно трудоемки, требовали высокого мастерства и тончайшей искусной работы. Основным материалом для изготовления украшений служило серебро различных проб: низкопробное у основной массы населения и высокопробное у высших слоев. Высшее сословие нередко использовало для украшений и золото. Широко было распространено золочение серебра. Что касается других металлов (бронза, медь), то они почти не применялись.

В ювелирном деле поволжских татар наибольшее развитие получила чеканка (чукеп эшләу). В 1652—1653 гг. в Москву по царскому указу из разных городов России созывали лучших серебряников для ювелирных работ по оформлению монументальных сооружений в Московском кремле. Приехали и из Казани пять мастеров-чеканщиков. В поданной ими челобитной указывалось, что в Казани остались еще «лучшие мастера четыре человека... к государеву делу годные и большие дела им за обычай».

 

В творчестве татарских ювелиров исследователи выделяют три вида чеканки: пуансонную (точечную), плоскорельефную и высокорельефную, которая представляет собой уже тиснение и штамповку. Используя чеканку, татарские мастера изготовляли преимущественно бляхи, браслеты, застежки.

Другими широко распространенными видами ювелирной техники у татарских мастеров были литье (кою) и гравировка (чоку). Чаще всего отливкой изготовлялись жетоны, подвески для украшений, бляхи, застежки, из дешевых металлов имитировались старинные екатерининские или елизаветинские рубли и мелкие серебряные монеты. Жетоны делались односторонние. У рубля отливалась сторона с изображением императрицы, у мелкой монеты — орла.

Гравировкой выполнялись браслеты, бляхи, украшенные в основном растительным, реже геометрическим орнаментом, а также надписями, выполненными арабской вязью, т. е. декоративным письмом, в котором буквы связаны в непрерывный и равномерный орнамент. Буквы, текст нередко сливаются с узором, покрывающим предмет. Гравировка изделий часто сопровождалась насечкой или инкрустацией из другого металла, а также чернью (каралтып).
Наиболее квалифицированные мастера владели и техникой скани (бөтерү или бөтереп эшләү). Казань была единственным городом в Поволжье, где было развито искусство скани, имевшее здесь особый характер. Так, в России почти повсеместно сканые узоры расцвечивали эмалью. Татарская скань является исключением: ее завитки дают графические рисунки сложных мелких узоров. В глубоких маленьких ячейках, образованных завитками скани, эмаль отсутствует, хотя татарские мастера знали эмаль и владели даже таким сложным техническим приемом, как покрытие эмалью чеканного рельефа.

Скань изготовлялась трех типов: плоская, накладная и бугорчатая. Бугорчатая скань является высшим достижением ювелирной техники татарских мастеров. Она отличается от плоской тем, что каждый завиток орнамента не лежит в плоскости всего изделия, а возвышается над ним, заканчиваясь завитком проволоки, уложенной в виде низкого конуса. Проволока для этого вида скани берется очень тонкая, эластичная, обычно из высокопробного серебра или золота. Бугорчатой сканью выполняли дорогие бляхи для нагрудников (хәситә), а также застежки для камзолов и браслетов.

Имела распространение и связанная со сканью зернь — мелкие металлические шарики, напаянные на сканый орнамент. Зернью украшались сканые серьги, футляры для коранов, бляхи, браслеты.

Украшения, как правило, изготовлялись в сочетании с драгоценными и полудрагоценными камнями: топазами, аквамаринами, сердоликами, бирюзой, аметистами, яшмой и др. Камни чаще всего располагались в виде розетки, а также россыпью по краям украшения. Что касается цветовой гаммы, то в украшениях, как и других видах декоративно-прикладного искусства, преобладают голубой и зеленый цвета всех оттенков. Довольно часто встречаются фиолетовые и желтые тона. Красный цвет сравнительно редок. Драгоценные камни в готовом ограненном виде ювелиры покупали у уральских гранильщиков, а гнезда к ним изготовляли уже исходя из их размеров и формы.

Среди татарских украшений XIX — начала XX в. известны как мужские, так и женские.

Однако круг мужских украшений был довольно скромен: мужчины носили главным образом перстни. Правда, в более раннее время, в XVI—XVIII вв., в качестве ювелирных украшений у мужчин довольно широко бытовали поясные пряжки.

Ассортимент женских украшений был значительно шире. Условно их можно разделить на три категории: головные, шейно-нагрудные и наручные украшения.

Головные украшения. Интересным ювелирным украшением головы или головного убора (возможно, каркасного) у татарок служила головная повязка (баш хәситәсе). Она представляет собой металлическую цепочку из листовидных звеньев с прикрепленными к ней бляхами, изящно ниспадавшими на лоб женщины. Составные звенья и бляхи-подвески повязки могли быть чеканной и сканой работы. Это украшение к концу XIX в. почти полностью вышло из быта и известно нам, главным образом, со слов информаторов. Это головное украшение напоминает бронзовое очелье домонгольского времени, найденное во время археологических исследований г. Булгара.

Возможной аналогией налобному украшению является другая головная повязка (маңгай тәңкэсе), бытовавшая у некоторых групп елабужских и восточно-закамских кряшен. Она представляет собой плотную матерчатую основу с нашитыми на нее монетами, металлическими накладками и была неотъемлемой частью особого комплекса головного убора. Не исключено, что баш хәситәсе также является налобной частью старинного татарского головного убора на твердой каркасной основе («сахарная головка»), который описывает К. Ф. Фукс.

Широко распространенными украшениями татарских женщин всех возрастов и социальных групп являлись серьги. У татарок бытовали самые разнообразные типы сережек. Это и известные еще с булгарских времен серьги в форме знака вопроса, представляющие собой несомкнутое кольцо с отходящим вниз вертикальным стержнем, завершающимся напускной бусиной или металлическим шариком, и многочисленные варианты кольцевых сережек, особую популярность из которых получили серьги в форме лунницы и серьги, состоящие из 2—3-х вертикально соединенных частей, к которым, как правило, прикреплялись подвески.

Наиболее распространенными и этнически специфичными для татар являлись серьги из двух сканых блях: малой и крупной грушевидной форм, обычно с подвесками. В них татарские ювелиры вложили все выработанное веками мастерство, национальный вкус. Самые различные варианты этих сережек можно встретить в музеях Казани, Санкт-Петербурга, а также у населения (во время этнографических экспедиций).

Малые бляхи бывают розетковидные, круглые, листовидные, треугольные и т. д. Основные бляхи — грушевидные с подвесками, грушевидные с фестонами, грушевидные прорезные и т. д. Подвески чаще всего делают из сканых бляшек, монет, камней в оправе, проволочных фигурок и т. д. Различаются серьги особенностями декоративного оформления (инкрустация, зернь), а также соединения частей между собой.

Интересно отметить, что серьги грушевидной формы, в особенности крупные их экземпляры (10—13 см), часто употреблялись и в качестве височных украшений (сырга), прикреплявшихся на головные уборы женщин. Способ ношения этих сережек как височных украшений довольно любопытен. За верхушки обеих сережек привязывалась лента, перехваченная петлей под подбородком и свисавшая на грудь. Серьги, соединенные между собой вместо ленты металлической цепочкой, имеются в коллекциях Государственного музея этнографии народов России.

Любопытно в связи с этим старинное украшение из собрания А. Ф. Лихачева, хранящееся в фондах Государственного музея Республики Татарстан. Это массивное серебряное вызолоченное украшение, прикрепляемое к головному убору и спускающееся на грудь, состоит из двух совершенно одинаковых подвесок, соединенных толстой цепью, украшенной пятью парами сканых с зернью шариков, висящих на отрезках цепи. Каждая подвеска по форме идентична описанному выше типу серег (грушевидная с шестью листовидными подвесками). Очевидно, две серьги, соединенные под подбородком лентой, цепочкой или цепью с подвесками, необходимо рассматривать уже как совершенно новый вид украшения (височно-шейного), близкого к подобным украшениям у башкир, каракалпаков, степных узбеков, казахов, киргизов.

Большой интерес представляют накосные украшения, которые отличаются исключительным разнообразием. Так, по способу ношения их можно подразделить на два типа. Накосники первого типа — это звенящие подвески к косам — чулпы, отличительная особенность которых состояла в том, что они вплетались в косы подобно ленте, при помощи прикрепленной к ним тесьмы. При движении накосники издавали звон, по которому «татарку всегда можно было раньше услышать, чем увидеть». Чулпы, как правило, состояли из блях: сплошных гравированных, литых или сканых, с характерной системой подвесок из монет или подобных же бляшек только меньших размеров. Чулпы из блях имели огромное количество вариантов как по форме основных блях, так и по количеству их и характеру соединения между собой в одном накоснике. По форме блях такие чулпы бывают лопастные, вазообразные, звездчатые и др. По количеству и характеру соединения блях между собой в одном накоснике выделяются чулпы, состоящие из одной бляхи, из двух или трех блях. Встречались накосники, в которых было 6 и даже 9 блях. Такие массивные чулпы, соединенные в два или три ряда «коромыслицем», прикреплялись сразу к обеим косам. Кроме накосников из блях, у татарок бытовали и другие варианты этого украшения: из монет, собранных в разнообразных композициях, из крупного самоцвета в металлической оправе с подвесками из монет или мелких самоцветов, а также плетенные из толстой проволоки.

Наиболее типичными являются накосники из блях лопастной формы, как правило, плоскосканые; реже встречаются сплошные гравированные. Эти чулпы были распространены довольно широко почти у всех этнографических и территориальных групп татар. Изящные сканые чулпы лопастной формы, вероятно, как веяние моды, распространились широко за пределами Татарстана у многих народов, употреблявших накосные украшения. Носили их башкирки, узбечки и казашки.

 

В основе второго типа накосников (тезмә, чәч тэңкәсе) лежит полоса материи, равная длине кос, на которую в один или несколько рядов (2—4) нашивались специальные бляхи или монеты, мелкие в верхней и более крупные в нижней ее части. В верхней части накосника нередко пришивалась крупная сканая бляха или амулет (бөти). В зависимости от территориальных традиций матерчатая основа накосника состояла из одной, двух или трех полос материи, скрепленных между собой перемычками. Нижний конец накосника редко оставался неукрашенным. Обычно он оформлялся (также в зависимости от традиций на данной территории) специальными бляхами, колокольчиками или позументными кистями. В большинстве случаев накосник состоял из одного, двух, трех рядов крупных монет, пришитых на узкую тесьму. Крепление накосника на голове также было различным. Чаще всего он держался с помощью тесьмы у основания кос. Наиболее массивные на голову петлей. Этот тип накосника, в отличие от первого, был исключительно девичьим и носился в комплексе с головным убором (калфаком).

 

Шейно-нагрудиые украшения. Среди шейно-нагрудных украшений татарок особо эффектным и оригинальным является яка чылбыры — воротниковая цепочка. Наиболее распространенный тип этого украшения представляет собой застежку-пряжку с подвесками на цепочках. Такие застежки часто прикреплялись к специальным плотным парчовым воротникам, которые не пришивались к платью, а надевались отдельно, поверх традиционного низкого ворота платья. Это украшение имеет большое количество вариантов как по форме, так и по техническим особенностям изготовления составных частей (застежек, цепей-подвесок и концевых блях). Так, застежки бывают листовидные, круглые, прямоугольные с боковыми фестонами, розетковидные, ромбовидные, лопаткообразные, веерообразные, в форме восточного огурца и другие. Цепочки-подвески имеют длину от 5 до 30 см, в различных вариантах их могло быть от 1 до 9 штук- Однако чаще всего это украшение встречается с пятью цепочками, состоящими из отдельных бляшек (листовидных, розетковидных), соединенных колечками, или из одних колечек. Они заканчиваются концевыми подвесками из блях, монет, камней в оправе или металлических веретенообразных подвесок. Концевые бляхи по форме бывают овальными, круглыми, лопастными, листовидными. Монеты использовались преимущественно екатерининские, «кудрявые» рубли. Камни в оправе — овальные, каплевидные.

Воротниковые цепочки чаще всего выполнялись в сканои и чеканной технике, реже были литыми. Преобладает плоская скань, но встречается и бугорчатая, В состав одного и того же украшения нередко входят части чеканной и сканои работы. При сканых застежках могут быть чеканные бляшки в цепях, а при чеканных концевых бляхах встречаются сканые бляшки цепей и сканые застежки. Словом, все зависело от вкуса и технического мастерства ювелира и, разумеется, вкуса и материального состояния заказчицы.

Яка чылбыры — национальное этнически специфичное украшение татарок, не имеющее аналогов у других народов Поволжья и Приуралья, за исключением башкир, ювелирное искусство которых находилось под влиянием татарского.

Среди шейно-нагрудных ювелирных украшений несомненный интерес представляют ожерелья, из которых наиболее популярны были ожерелья в виде металлической или бусинной цепочки с подвесками (из блях, монет, филигранных пуговиц, камней в оправе).

Металлические ожерелья особенно широко распространились в конце XIX— начале XX века Отчасти это было связано, как полагают исследователи, с исчезновением из быта к этому времени шейно-нагрудного украшения яка чылбыры, а отчасти с проникновением в быт татар общегородской моды, в частности, обычая носить на тонкой цепочке медальон. Однако этнографический и археологический материал показывает, что ожерелья — глубоко традиционные украшения татарок. Они бытовали более или менее широко наряду с другими шейно-нагрудными украшениями, вроде яка чылбыры, не выходя полностью из моды. Поэтому широкое распространение их в этот период следует рассматривать не как слепое заимствование неизвестных ранее форм, а, вероятно, как возврат под влиянием определенных веяний моды к своим традиционным образцам.

Ожерелья в виде цепочки с подвесками были известны в крае издревле. Некоторые их разновидности представляют собой почти полную аналогию подобным украшениям булгарских женщин. Так, в кладе булгарских вещей X века, обнаруженном в 1869 году в Спасском уезде, близ г. Булгара, находились и ожерелья: одно, состоявшее из цепочки с подвесками в виде желудей, другое — из цепочки с подвесками из тонких округлых бляшек с зернью, инкрустированных драгоценными камнями.

Одним из наиболее оригинальных нагрудных украшений на матерчатой основе является перевязь, известная у разных групп татар под различными наименованиями (хәситә, дәвәт, ачкыч бау, муйтомар, бутьмар и т. д.). Это украшение состояло из блях или нашитых на полосу материи блях, монет, раковин, пуговиц, различных подвесок. Основа изготовлялась обычно из цветной (желтой, оранжевой, красной) материи с подложенным во внутрь картоном для придания твердости. Перевязь надевалась через левое плечо под правую руку и, плотно облегая грудь и спину, застегивалась под мышкой или на плече специальной застежкой. Иногда застежки не было и украшение составляло единое кольцо. Довольно часто у перевязи в нижней ее части со стороны, идущей под руку, пришивался разных размеров матерчатый или металлический футляр для миниатюрного Корана или молитвы из Корана, что говорит о возможном первичном амулетном характере этого украшения.

Из многочисленных вариантов перевязи особый интерес своей оригинальностью представляют перевязи в виде цепи, состоящей из крупных, единой формы (чаще лопастной) блях, соединенных между собой шарнирами. Эти перевязи, несомненно, являются высшей ступенью развития данного украшения. Лучшие образцы их отличаются исключительным изяществом и совершенством технического исполнения. Они начисто потеряли связь с первоначальным значением культового предмета и использовались только в качестве украшений. Такие чрезвычайно дорогие украшения из золотых или серебряных позолоченных сканых блях, инкрустированных драгоценными камнями, естественно, могли носить только представительницы высшего сословия татарского общества.

Украшения для рук. Широко распространенными украшениями для рук у татарок являлись браслеты (белэзек), которые были обязательной принадлежностью костюма женщины. Их носили постоянно женщины всех возрастов и социальных групп. Этим и объясняется огромное разнообразие форм и приемов отделки браслетов: тончайшая золоченая филигрань, инкрустированная драгоценными камнями у зажиточной части населения, и простенькие гравированные браслеты из самого низкопробного серебра у низших слоев. Браслеты носили, как правило, попарно: по одному на каждой руке, что считалось средством сохранения добрых отношений между мужем и женой. Браслеты делались сплошными или составными. Сплошные — это браслеты из единого фрагмента (дрота, пластины, проволоки). Они, как правило, были не сомкнутыми и надевались путем легкого разгибания. Составные — браслеты, состоящие из двух-трех и более фрагментов (пластин, монет, самоцветов и т. д.). Эти браслеты смыкались на руке в единое кольцо при помощи крючка и петли или специально изготовленной застежки. Изредка встречалась застежка в форме дверной петли (путем навешивания на стержень). Вероятнее всего этот способ застежки являлся заимствованным: он был широко распространен у народов Средней Азии.

Из сплошных браслетов преобладали браслеты пластинчатые, как правило, с закругленными концами. Среди них встречались и узкие до 1,5 см, и широкие — до 7—8 см по ширине основы. По особенностям оформления основы различаются браслеты чеканные, гравированные, гравированные с чернением, инкрустированные самоцветами, с подвесками из монет, прикрепленных к центральной части основы. При этом встречается самое различное сочетание перечисленных приемов оформления в одном образце. Основными мотивами орнамента являлись стилизованные растения, арабские надписи с изречениями из Корана, молитвами или именем владелицы.

Такие браслеты преобладали у всех групп татар, лишь с некоторыми отличиями в декоративном оформлении: одни предпочитали дополнительно оформлять браслеты самоцветами, а другие подвесками из монет.

Из составных браслетов особый интерес представляют браслеты ажурные, из двух и более фрагментов, выполненные, как правило, в технике плоской скани. Звенья составных браслетов по форме довольно сложны, часто с фестончатыми краями. Это и круглые с фестонами, и из овально-фестончатого центрального звена и удлиненных крайних, и четырехугольные с трапециевидными конечными звеньями и т. д. Поверхность таких золотых или серебряных с густой позолотой филигранных браслетов богато украшалась драгоценными камнями, нередко в сочетании с зеленью. Они, несомненно, являлись принадлежностью высших слоев городского населения.
Большим разнообразием и изысканностью отличаются и составные браслеты из самоцветов в тонкой, чаще серебряной, оправе. Они различаются по величине и форме звеньев (круглые, овальные, квадратные, прямоугольные, из двух-трех камней, из камней в форме розетки) и по характеру расположения их в самом браслете. Так, встречаются браслеты из равновеликих и разных по величине камней: с более крупным центральным звеном, с крупным центральным звеном и уменьшающимися к концам браслета последующими звеньями и т. д.

Из книги С. В. Сусловой «Татарские ювелирные украшения». — Казань, 1980.— С. 13—23

[ Ювелирные Известия ]

Реклама

Реклама

 

Архив новостей

2022 год

январь февраль март апрель
май июнь июль август
сентябрь октябрь ноябрь декабрь

Архив журнала "Ювелирные Известия" (2004-2005)

Нас читают

Администрация Президента РФ, Совет федерации РФ, Государственная Дума РФ, Гильдия Ювелиров, директора и менеджеры ювелирных компаний.